Газета Юга
Газета Юга №31(804)
30 июля 2009 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
"Кавказрегионгаз" оштрафован за ущемление интересов потребителей

     Кабардино-Балкарский филиал ООО "Кавказрегионгаз" оштрафован управлением федеральной антимонопольной службы России по КБР на более чем 140 млн рублей за "злоупотребления доминирующим положением на рынке" и нарушения федерального закона РФ "О защите конкуренции".
     Как сообщила пресс-служба УФАС, в антимонопольное ведомство обратился коммерческий "Бум-Банк". Финансовое учреждение не устраивал пункт договора поставки "голубого топлива", который предусматривал применение штрафных коэффициентов за суммарный объем газа, выбранный сверх суточного лимита. "Бум-Банк" считал, что российское законодательство не обязывает потребителя оплачивать заказанную, но не полученную фактически энергию. Включение же подобной нормы поставщиком в договор, по мнению банка, "ведет к понуждению" заключить его "на совершенно невыгодных для покупателя условиях, создающих для поставщика возможность получить необоснованное обогащение". Как отметили представители "Бум-Банка", такой пункт в договоре может появиться лишь с согласия покупателя.
     Поэтому "Бум-Банк" подписал договор с протоколом разногласий, в котором содержалось требование исключить спорный пункт из соглашения и была обоснована позиция финансовой организации.
     Однако газовики без мотивированного объяснения протокол разногласий полностью отклонили. В письме филиала газовой компании в "Бум-Банк" говорится: "В связи с отсутствием возможности заключения вышеуказанного договора без протокола разногласий считаем целесообразным использование топливопотребляющим оборудованием коммерческого банка "Бум-Банк" ООО альтернативных газу видов топлива".
     При анализе условий договора комиссия УФАС выявила несоответствие пункта о штрафных коэффициентах "Правилам поставки газа в Российской Федерации". Это постановление правительства России устанавливает коэффициенты с 15 апреля по 15 сентября - 1,1, а с 16 сентября по 14 апреля - 1,5 (в договоре, предложенном "Бум-Банку", соответственно 1,9 и 1,5).
     В УФАС подчеркивают, что ООО "Кавказрегионгаз" в лице кабардино-балкарского филиала занимает на рынке республики доминирующее положение и обязано соблюдать запреты и ограничения, установленные антимонопольным законодательством. Условие же договора о применении штрафных коэффициентов, согласно выводам комиссии, нарушает антимонопольное законодательство, а включение этого пункта в договор поставки является навязыванием контрагенту невыгодных условий договора.
     Филиалу "Кавказрегионгаза" выдали предписание об исключении пункта с штрафными коэффициентами из договора и наложили штраф в размере 122 млн 219 тыс. 710 рублей.
     В другом случае газовый монополист ущемлял, по мнению комиссии УФАС, интересы МУП "ЖЭК ГО Прохладный КБР", применяя к коммунальщикам тарифы на газ для промышленных предприятий. В своем заявлении в антимонопольную службу МУП подчеркнуло, что конечным потребителем газа является население, проживающее в муниципальных общежитиях. Комиссия УФАС оштрафовала кабардино-балкарский филиал ООО "Кавказрегионгаз" на 22 млн 840 тыс. 17 рублей 60 копеек.
     В ООО "Кавказрегионгаз", куда обратился корреспондент "Газеты Юга", от комментариев воздержались.
Тимур Бахов


"Вернулся без инвестора, но с большими знаниями"

     Магистрант экономического факультета КБГУ Беслан Кумалов побывал на всероссийском молодежном форуме "Селигер":
     Условие участия в "Селигере" - активная деятельность в период с февраля по апрель. А в это время я как раз учился в бизнес-школе, организованной минэкономразвития и движением "Деловая Россия" в Нальчике. Ее руководитель из Пятигорска Лариса Васильева позвонила мне и предложила поехать с ней на Селигер, представив свой выпускной проект, который заключался в строительстве сноу-парка в Приэльбрусье. Таким образом я попал в раздел "Предприниматели", в котором было около 7,5 тысячи человек.
     От Кабардино-Балкарии был также студент КБГСХА Расул Атмурзаев с проектом строительства развлекательного комплекса для всей семьи "Седьмое небо".
     Несмотря на то, что в республике существует проект президентских грантов на лучший бизнес-план, никто больше на форум не поехал, и ввиду малочисленности группы мы отправились в составе делегации Ставропольского края.
     Жили в палатках в лагерях по 20 человек. За каждым закреплен инструктор, который следит за порядком: чтобы всегда горел костер, готовили еду. За распитие спиртных напитков с позором выгоняли.
     С 10 утра начинались учебные занятия, которые длились 7, а порой и 10 часов. Посещение учебных мероприятий было обязательным. Первая лекция - бизнес-планирование. Преподаватели приходили прямо в лагерь. Второе занятие - vip-лекции, которые проводили известные политики, экономисты, владельцы ведущих корпораций страны. На мой взгляд, рассказы были достаточно поверхностными, но тем не менее было интересно поговорить с людьми, состояние которых насчитывает несколько миллиардов долларов, и услышать от них, как они понимают бизнес.
     Цель форума - помочь молодым людям найти инвестора для своего бизнес-проекта. Однако при нас никто не нашел спонсора для бизнес-идеи, кроме проекта фермы во Владикавказе.
     Мой бизнес-план вызвал массу дискуссий на форуме. Эксперты разошлись во мнении: некоторым он нравился, некоторые предположили, что он утопичный. Мой проект рассчитан на 70 миллионов, и многие предположили, что я слишком молод для такого предприятия, что меня обманут. Эти отзывы нисколько меня не сбили, потому что я уверен в том, что хорошо разбираюсь в деле, которое задумал. Я профессионально занимаюсь фрирайдом, хорошо знаком с инфраструктурой Приэльбрусья и тем, что нужно отдыхающим и спортсменам. Это проект, который имеет круглогодичное использование. Если зимой это сноупарк, то летом он превращается в велопарк с множеством развлечений.
     Вернулся домой без инвестора, но с большими знаниями в области бизнес-планирования.
Общество
Готовы идти пешком в Москву

     26 июля в Нальчике у Мемориала жертвам депортации балкарского народа состоялся митинг, участники которого обратились к главе правительства РФ, генеральному прокурору и руководству Кабардино-Балкарии в связи с неисполнением решений Конституционного суда РФ по межселенным территориям и статусом сел Хасанья и Белая Речка.
     Говоря о социально-экономической ситуации в КБР, участники митинга отмечали "небывалый упадок в сельском хозяйстве", "запустение пастбищных угодий", указывали на низкие доходы и показатели валового национального продукта, безработицу, которая "коснулась большинства балкарцев".
     Жительница Черекского района Светлана Настаева заявила, что ей непонятно, за что району, где нет рабочих мест, некуда пойти работать, а молодежь спивается, дали первое место.
     Резкой критике было подвергнуто проведение в Эльбрусском районе контртеррористической операции, которую некоторые ораторы сравнили с событиями 1944 года. Исмаил Сабанчиев назвал это "неумным поступком": "Это оскорбительно для балкарского народа, мы никогда не были преступниками. Если кто-то взял оружие, то у силовых структур должны быть определенные оперативные позиции, чтобы выявлять их и наказывать. Но подвергать целый народ проверкам, не имея на это объективных причин, это насилие над народом".
     Руслан Бабаев сообщил, что за три дня до КТО в Эльбрусском районе завершилась операция "Фильтр", которая была названа "успешной". А правовой режим КТО был введен в нарушение федерального законодательства: "Руководство РФ и Федеральной службы безопасности умышленно ввели в заблуждение масштабом существующей угрозы со стороны жителей Эльбрусского района. Фактически был введен комендантский час. Вызывает удивление, как такая серьезная организация, как ФСБ, в угоду отдельным личностям, стремящимся обанкротить инфраструктуру Эльбрусского района, участвует в таком деле. Балкарский народ воспринимает эти потуги как стремление запугать и склонить к смирению перед клановой властью".
     В обращении к руководству Управления ФСБ по КБР участники митинга связывают введение режима КТО с прошедшей в с. Эльбрус акцией по перекрытию дороги ("Газета Юга" №25): "Недовольство населения вызвало раздражение руководства КБР. В результате нанесен непоправимый ущерб как экономическим интересам населения, так и имиджу Приэльбрусья, где поток туристов сократился на 70%".
     Руслан Бабаев сообщил, что в Конституционный суд РФ отправлено заявление о рассмотрении вопроса о самоопределении балкарского народа: "Пока речь идет о самоопределении в составе КБР. Но если нам будут чинить препятствия, то в том же заявлении просим рассмотреть вопрос о самоопределении вне Кабардино-Балкарии".
     Руслан Бабаев отметил, что нынешнее самоопределение может быть проведено по аналогии с 1922: "Пусть создают в республике два или три округа".
     В резолюции митинга руководству КБР предлагается принять "незамедлительные и эффективные меры по упразднению всех межселенных территорий и восстановлению статуса Хасаньи и Белой Речки".
     В обращении в правительство РФ предлагается обсудить социально-экономическое состояние КБР и принять неотложные меры к "восстановлению российской законности в земельных отношениях, в развитии промышленности и сельского хозяйства, малого и среднего бизнеса".
     Если в течение месяца власти Кабардино-Балкарии не предпримут мер по межселенным территориям и статусу сел, участники митинга намерены обратиться к президенту России с просьбой "о рассмотрении вопроса о соответствии президента Канокова занимаемой должности".
     Участники митинга рассмотрели вопрос об организации пешего похода в Москву, который может состояться, если их требования будут игнорированы.
Олег Гусейнов


Три сестры

     23-летние двойняшки Мадина и Марина и их 20-летняя сестра Ирина Бетрозовы получили по красному диплому по завершении бакалавриата каждая.
     Три сестры закончили с золотыми медалями 31 школу, где работает учителем биологии их мама.
     Экономист Ирина в свободное от учебы время слушает брит-поп и читает Рю Мураками с Палаником. Утверждает, что всегда мечтала быть контролером, потому занялась бухучетом, а в качестве практики для диплома выбрала министерство здравоохранения. Двойняшки стали бакалаврами исторического факультета, написав дипломы о разных аспектах советской досталинской партийной системы. "Люблю тоталитарный режим и Макса Вебера", - добавляет Мадина. А Марина признается, что мечтала стать прокурором или адвокатом, пишет стихи и даже планирует издать сборник.
     - Это в крови у Бетрозовых, - убеждена Марита Бетрозова. - Род известный, наполовину осетинский. У всех по два диплома, хорошие должности. Отец - прекрасный экономист, сейчас предприниматель. Дед - директор школы. Гордимся генералом Сосланбеком, стремимся к его уровню.
     - Как-то само собой получилось, что мы были отличницами. Мама и папа никогда нас не принуждали к этому! Было тяжело, мы шли на принцип, и родители очень поддерживали. И очень благодарны преподавателям. Мы думаем пока о том, чтобы остаться на кафедрах, но хотели бы всегда быть втроем. Втроем мы сильнее.
Алиса Баева
Культура
Танец длиною в жизнь
Мухамеду Алакаеву - 70

     В двадцать он стал заслуженным артистом КБАССР, в двадцать пять ему присвоили звание народного артиста республики, в тридцать - заслуженного артиста РСФСР.
     В ансамбль песни и танца Кабардино-Балкарии он пришел в 1952 году: "Для меня до сих пор загадка, как они взяли к себе тринадцатилетнего пацана. Ведь это постоянные гастроли - и в Сибирь, и на Урал, и в Поволжье, Прибалтику, Украину, Белоруссию... А я тогда еще учился в школе".
     Мухамед родился в Вольном Ауле, был младшим ребенком в семье: "Когда я пошел в ансамбль, Володя, старший брат, сказал: "Мы, семья, от тебя ничего не требуем. Но ты должен быть всегда первым". И я действительно больше всех репетировал, не курил, не пил. Девчонки наши из ансамбля даже издевались: "От тебя молоком пахнет!" Да и как я мог курить, если во время гастролей по три-четыре месяца мы жили в вагонах: ты все время на виду у старших. А авторитет у них был о-го-го какой - почти все фронтовики. Кстати, ездили мы не в комфортных вагонах, как сегодня, а еще в деревянных".
     В 1956 году в КБАССР началась подготовка к празднованию 400-летия присоединения Кабарды к России. В рамках юбилея в Москве должна была пройти декада искусства и культуры республики. Апофеозом праздничных мероприятий была опера-балет Трувора Шейблера "Нарты" на закрытии декады в Большом театре: "Трувор Карлович поехал в Тбилиси, чтобы уговорить знаменитого Вахтанга Чебукиани стать постановщиком "Нартов". Чебукиани согласился, но потом спросил: "А у вас есть, кто будет исполнять?" У нас не было: балетную группу мы создали только в 1960. Чебукиани отпал, и вместо него, как потом оказалось, на счастье пригласили солиста Большого театра Сергея Гавриловича Корина. Так что "Нартов" готовили Корин, Хашир Дашуев и ленинградский балетмейстер Григорий Гальперин. Я должен был исполнять роль нарта Батраза, но Гальперин посчитал, что будет лучше, если Батраза станцует Дадико Чехрадзе, а я - Сосруко (на фото). Сольную партию Сосруко исполнял Белял Каширгов. В финале я "возносился" над "горами", где нарты "вели борьбу" за огонь, держа в одной руке факел, а в другой малыша, символизирующего будущее наших народов ("Газета Юга" 2007, №26)".
     Домой члены ансамбля вернулись героями, но попали из огня да в полымя: "Не успели разобрать вещи, отойти от дороги, как вдруг вызывают: "Быстро собирайтесь на всемирный фестиваль молодежи и студенчества!" Побежали домой, похватали чемоданы, погрузились как попало на трехчасовой поезд и поехали в Москву. В этом же поезде, только в спецвагоне, ехала осетинская делегация. На вокзале в столице их встречают с оркестром и цветами. А мы вышли и стоим одиноко на перроне. Тут какой-то комсомольский функционер подбегает: "Чего вы приехали? Откуда?" - "Из Нальчика". - "Зачем?" - "На фестиваль!" - "А кто вас приглашал?" - "Не знаем. Сказали приехать..." - "Ну, приехали так приехали. Куда вас теперь?!" Решили отправить нас в Московский энергетический институт имени Молотова: положили в спортзале на матах. Сперва девочки разделись, легли спать, потом мы пошли...
     Три дня там прожили, пока нас не ввели в программу всесоюзного конкурса, где отбирали на всемирный фестиваль, который проходил тут же через дорогу в комитете студенческой молодежи мира. И вот грузины получают золотую медаль и идут на всемирный фестиваль, армяне получают "золото" - тоже, Украина, Белоруссия, Казахстан... Мы показали кафу, "Праздничный" и "Чабанов" и получили... серебро. А с серебряной медалью на всемирный фестиваль уже не пускали. Сидим на солнышке, греемся. Подходит министр культуры КБАССР Башир Карданов: "Что, прозевали?"
     Был у нас мужик один деловой - Султан Тутуков. Мы его и погнали: "Иди в комитет фестиваля, найди Корина". А председателем жюри всемирного фестиваля была балерина Галина Уланова. Сергей Гаврилович Корин был ее партнером! Вцепились мы в него: "Ты же работал у нас, зарплату получал, кушал, в Нальчике жил. Иди с Улановой поговори!"
     Так нас включили в состав делегации Советского Союза на первом всемирном фестивале молодежи и студенчества. И сразу отношение к нам другое стало: в гостиницу поселили, кормить начали три раза в день - черная икра, курица, баранина... Удостоверения выдали - ни один милиционер остановить не может, все виды транспорта: метро, троллейбус, трамвай - бесплатно! Карточку показываешь: "Делегация Советского Союза" - и все двери тебе открыты!
     Начались выступления. Они проходили в специально построенных к фестивалю "Лужниках".
     И тут грузины получают серебряную медаль! Они хотели фестиваль наскоком взять: сделали рубку с саблями и щитами. А мы станцевали кафу и завоевали золотую медаль. Говорят, Уланова произнесла: "Я видела все, но такого не видела никогда. Это просто лебеди пришли к нам в Москву". Грузины подняли шум на весь мир: кто мы такие и как попали на фестиваль. А им ответили: "Вы же войну показывали, а кабардинцы - как плавают лебеди!"
     Какой мы успех после этого имели в Москве! Про нас и в газетах, и на радио рассказывали! На закрытие нас пропускали так: "Расходитесь, кабардинцы идут!"
     Когда приехали в Нальчик, весь город был на вокзале. Всем членам ансамбля сразу выдали путевки на целый месяц в любой санаторий Черноморского побережья Кавказа".
     Среди многочисленных гастрольных туров Мухамеду Алакаеву особенно запомнилась поездка в Монголию в 1958 году: "Нам сообщили, что на всемирном фестивале молодежи и студенчества в Москве нас увидел посол Монголии и через советское правительство пригласил в свою страну. Оформили это не как концертный тур, а как культурное мероприятие, то есть бесплатно. Хотя, конечно, платили нам по 200-300 тугриков, кормили, оказывали почет и уважение.
     Целый месяц в театр оперы и балета Монголии в Улан-Баторе на наши выступления привозили скотоводов из всех областей страны. Дали тридцать три концерта.
     Тогда послом СССР в этой стране был Вячеслав Михайлович Молотов. Его супруга Полина Жемчужина, сидевшая при Сталине в тюрьме, каждый день приходила на наши репетиции.
     Мухаметгери Нартоков, Султан Тутуков, Заудин Дуков, Мутай Ульбашев, Каншао Соттаев, Хашир Дашуев, Мария Канаметова, Зоя Лапченко, Ирина Бориева и другие поехали давать концерты куда-то в Гоби на монголо-китайскую границу. А я остался репетировать с солисткой монгольского театра оперы и балета парный исламей, который мы планировали показать на заключительном концерте. Он прошел в столице страны в присутствии всех членов правительства и послов во главе с Молотовым и главой Монголии Цеденбалом.
     Моя партнерша, которая, кстати, училась в Москве и знала лишь русский балет, была в национальной одежде, а я в черкеске".
     Потом Мухамед Алакаев отправился в Москву в ансамль Игоря Моисеева: "Вроде бы меня приняли. Все шло нормально. Но потом меня забрали в армию. Утром раздался звонок в дверь. На пороге стоял какой-то майор. Он вручил мне повестку, отвез на вокзал и посадил в поезд.
     Первые пару месяцев мы, новобранцы, даже не знали, куда нас привезли. Потом оказалось, что это Капустин Яр - главный испытательный полигон Советского Союза, расположенный между Волгоградом и Астраханью. Отсюда запускали спутники, тут взрывали бомбы. Но главное неудобство: все наши письма тщательно проверялись КГБ, и мы не могли сообщить родным, где служим. Бывало где-нибудь в конце письма незаметно ставишь букву "К". А потом гэбэшники говорят: "Не надо так баловаться. Самое главное - МЫ знаем, где ты служишь".
     Интересно, что после того как через три года я вернулся из армии, мне снова из военкомата прислали повестку: даже там не знали, что я служил.
     В Кап-Яре была офицерская гостиница. Как-то раз мне сказали, что там остановился полковник из министерства обороны, который курировал культуру и искал таланты. Отправился к нему. Он записал мои координаты и уехал. А через три месяца получаю телеграмму: "Немедленно Алакаев в Москву". 9 мая 1965 года во Дворце съездов готовился грандиозный праздничный концерт в ознаменование 20-летия победы в Великой Отечественной войне. Программа готовилась блоками: Прибалтийский, Среднеазиатский, Сибирский... Я отвечал за Кавказский, в котором были заняты лучшие артисты Северо-Кавказского, Закавказского и Прикаспийского военных округов. Целый месяц репетировали в отдельном клубе. Форму забросил под кровать и щеголял по Москве в гражданке. Удалось даже поглядеть, как играет Пеле: на матче сборной СССР с бразильцами мы стояли в оцеплении. На юбилейном концерте присутствовал сам Брежнев и все политбюро. За участие в подготовке я получил именные часы от министра обороны СССР".
     В начале 1965 года ансамбль песни и танца КБАССР преобразовали в государственный академический ансамбль танца "Кабардинка". Художественный руководитель - Григорий Гальперин, балетмейстер - Мутай Ульбашев. Мухамед Алакаев демобилизовался в конце 1965: "60-80-ые годы - период расцвета "Кабардинки". Она была одним из лучших коллективов Советского Союза. Мы выступали во Дворце спорта, в Колонном и Октябрьском залах вместе с Магомаевым, Шульженко, ансамблями Александрова и Моисеева... Были и кругосветные гастроли: скажем, из Москвы 3 июня улетаем в Латинскую Америку, возвращаемся в ноябре, и снова поездка - в Малайзию, Сингапур, Австралию и даже на Тасманию. Запомнился визит в мавзолей Тадж-Махал, где я успел сделать несколько живописных этюдов..."
     В 1980 Мухамед Алакаев "ушел на пенсию": "Почему? В "Кабардинку" берут лет в 18-20, когда физические данные позволяют исполнять до двадцати номеров в течение двух часов. Это же адский труд! А с возрастом становится все тяжелее и тяжелее. Я даже подзадержался, ведь мне посчастливилось прийти в ансамбль в тринадцать лет и за все эти годы поучиться у многих корифеев, среди которых Леонид Смелянский, работавший у Моисеева, Григорий Гальперин - ведущий танцовщик Мариинского театра..."
     В начале 80-х председатель Облсовпрофа Роза Сабанчиева пригласила Алакаева в детскую студию национального танца, организованную при профсоюзной организации. Помещение для занятий располагалось в здании мебельного комбината "Чинар" на улице Кабардинской. Параллельно занимались и во Дворце культуры профсоюзов. Затем Мухамеда Алакаева позвал в "Нальчанку" - ансамбль министерства просвещения и обкома комсомола, тяжело болевший Хашир Дашуев, искавший преемника: "В 1985 повез этот коллектив на второй всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москву".
     По мнению Мухамеда Алакаева, это было "золотое время" национальной культуры: "У меня в Нальчике было свое огромное репетиционное помещение, автобусы, собственный костюмерный цех; я мог взять к себе любого со всей республики! Потом вдруг пришла перестройка: утром встали - ни денег, ни государства, и пенсия неизвестно сколько. Хорошо хоть успел достроить дом на месте старого отцовского в Вольном Ауле. И то, чтобы отопление провели, пришлось продать телевизор, который жене дали в счет заработной платы".
     Сегодня Мухамед Алакаев входит в состав вольноаульского районного совета: "Каждый день наши выпускники школ, молодежь стоят на углу и курят, пьют, дерутся. У них просто нет выбора, некуда пойти. В советское время все было иначе. Считаю, мне повезло, что я родился в ту эпоху, что прожил интересную и насыщенную жизнь.
     У меня есть сын и дочь, четыре внучки и внук. Есть любимое занятие - увлекаюсь живописью, и даже хотели с Борисом Утижевым организовать совместную выставку. Но Борис так неожиданно ушел..."
     Банкет юбиляр устраивать пока не планирует: "В следующем году у нас две знаменательные даты: 60 лет исполняется моей супруге Розе и 40 - нашей с ней совместной жизни. Вот тогда и погуляем!"
Алексей Смирнов
Право
Подсудимые готовы рассекретить свидетелей

     23 июля на проходящем в Верховном суде КБР процессе по делу о событиях 13 октября 2005 обсуждались последствия отказа группы подсудимых выйти в зал во второй половине дня ("Газета Юга" № 30).
     Галина Гориславская огласила текст документа, направленного в Управление Минюста по КБР и Адвокатскую палату республики, в котором говорилось, что невыход подсудимых был расценен как действия, направленные на срыв судебного процесса: "Избегая решения о принудительной доставке обвиняемых с применением физической силы, суд около 17 часов принял решение о продолжении исследования материалов дела в оставшееся рабочее время без участия отказавшихся". В это время адвокаты Гажонов и Кочесокова, по мнению суда, нарушая статьи двух законов, "демонстративно покинули зал заседания", фактически лишив защиты пятерых подсудимых. При этом трое из них находились в зале. Суд констатировал, что эти действия привели к срыву процесса, и просил принять к адвокатам меры дисциплинарного характера.
     Азамат Ахкубеков, объясняя происшедшее накануне, заявил, что подполковник из конвоя "целенаправленно закрыл дверь" в помещение, где на 20 метрах находились 12 человек и не было вытяжки. По его словам, подсудимые ничего не нарушили, чтобы необходимо было надевать наручники. Он поддержал адвокатов, покинувших зал заседания: "Как они будут участвовать в заседании, если нас нет в зале?"
     Уход двух адвокатов из зала суда Азрет Шаваев назвал единственным способом прервать мучения, которые продолжались в комнате для приема пищи: "Они фактически защитили нас".
     Гособвинение закончило оглашение материалов дела по объекту "Ландыш". Недопрошенными остались двое потерпевших - военнослужащие из Волгограда и трое свидетелей.
     27 июля на процессе начался допрос потерпевших и свидетелей по обстоятельствам нападения на здание МВД. Согласно выводам следствия весной 2005 Тлеужев призывал членов нальчикского джамаата "Таухид" и залукокоажского джамаата к борьбе за создание на территории Северного Кавказа исламского государства, а они по его предложению "приняли присягу на верность и подчинение".
     С начала 2005 Валерий Тлеужев и другие лидеры групп в различных местах Кабардино-Балкарии неоднократно встречались с Шамилем Басаевым и Анзором Астемировым, говорится в обвинительном заключении. Последний такой "меджлис" состоялся 11 октября 2005 на специально оборудованной базе в горно-лесистой местности в 800 метрах от садоводческого товарищества "Труженик" на юго-западе Нальчика.
     В течение 11-12 октября 2005 в квартире на ул. Кирова, 5, снятой Валерием Тлеужевым, собрались 18 участников группы: 14 из Зольского района, 4 из Нальчика. Примерно в час ночи 13 октября нальчанин Мурат Абазов, отказавшись от участия в нападении, направился домой, спрятав по дороге пистолет Макарова. Позже Абазов будет задержан, а затем амнистирован. Поздней ночью оставшиеся в квартире участники нападения вооружились тремя автоматами Калашникова, пистолет-пулеметом "Кедр", четырьмя пистолетами ПМ, реактивной противотанковой гранатой РПГ-26 и примерно двадцатью гранатами.
     Примерно в 9.10 13 октября жители Залукокоаже Валерий Тлеужев, Аслан Шогенов, Зураб Даов, Анзор Кертбиев, Гиса Афаунов, Мурат Карданов и Заур Псануков по прозвищу Джуз вышли из квартиры, сели в черную "девятку", в багажнике которой находился еще один автомат Калашникова, три карабина СКС и около 1,3 тыс. патронов калибра 7,62 и 5,45 мм, и направились к зданию МВД. Следствие пришло к выводу, что в течение 10 минут они вели интенсивный огонь по зданию и забрасывали его гранатами. Встретив активное сопротивление, попытались скрыться, но на углу Ленина и Кулиева были блокированы сотрудниками отряда милиции специального назначения криминальной милиции МВД КБР и управления ГИБДД. Шестеро пассажиров "девятки" были убиты в ходе боестолкновения на пр. Ленина. Среди них не значился Мурат Карданов. Следствие придет к выводу, что 13 октября его все-таки убили в другом месте, и по результатам генетической экспертизы идентифицирует его труп. Однако в конце 2008 выяснится, что Мурат Карданов все это время был жив ("Газета Юга" №№5, 10) и находился дома. Ему предъявили те же обвинения, что и 58 подсудимым, его дело в стадии расследования.
     По версии обвинения, Руслан Амшуков, Алим Таов, Каплан Мидов, Заур Псануков по прозвищу Уиля, Лиуан Кушхов, Ануар Гоов и Анзор Сасиков были вооружены гранатами, Мурат Мидов - двумя пистолетами Макарова и гранатой РГД-5, Анзор Ашев, как и Ислам Тухужев, - пистолетом ПМ и гранатой. Они пешком подошли к зданию МВД и "рассредоточились в 100 м от него". Согласно показаниям самих подсудимых часть из них добралась до здания МВД, когда стрельба там закончилась, другая на подходе слышала выстрелы. Кто-то испугался, кто-то решил не участвовать в нападении. Семеро вышеназванных ушли с места происшествия: одни - домой, другие - к родственникам и знакомым. Все они позже оказались в милиции: одних задержали, других привели родственники. Некоторые из них забрали оружие с собой, остальные выбросили в парке и школе №14. Шестеро из семи оказались на скамье подсудимых. Заур Псануков "Уиля" в ходе следствия, по официальной версии, выбросился из окна 3 этажа здания УБОП. Согласно другой версии его уход из жизни не был добровольным.
     Суд допросил двух потерпевших по этому эпизоду, работавших в тот период в полку патрульно-постовой службы и находившихся утром 13 октября в здании МВД.
     Командир отделения прапорщик М. стоял у центрального входа между двумя дверями, когда в здание выстрелили из гранатомета. Он получил осколочные ранения, отстреливался, видел двух человек у "девятки", на которой подъехали нападавшие. М. слышал еще несколько разрывов. Через некоторое время его перенесли в подвал, перевязали и отправили в медсанчасть.
     Инспектор полка ППС лейтенант А. находился в фойе министерства и видел подъезжающую "девятку", выходящего с переднего пассажирского места человека, который выстрелил по зданию из гранатомета.
     Он подчеркивал, что видел лишь одного из нападавших. Однако прокуроры напомнили, что на предварительном следствии он говорил о "перекрестном огне" и 3-4 боевиках. Потерпевшему даже предъявили его подписи на протоколах допроса. Он не отказывался от подписи, но утверждал, что видел одного нападавшего.
     Оба потерпевших отказались от гражданского иска.
     На заседании продолжилось противостояние конвоя с защитой и подсудимыми. Утром Галина Гориславская огласила рапорт командира конвоя о том, что адвокат Дышекова в нарушение требований конвоя приблизилась к клетке с подсудимыми на слишком близкое расстояние, не реагируя на замечания конвойных. Это привело к длительной дискуссии о том, нужен ли адвокат, который не подходит близко к подзащитному.
     После перерыва Казбек Дадтеев заявил о применении конвоем физического воздействия в отношении Расула Хуламханова: "Его вели после обеда в зал суда. Впереди идущие задержались, и конвоир приказал ему стать к стенке. Он стал и получил удар по ногам с криком: "Шире ноги". Дальше, по словам адвоката, в конфликт вступили еще несколько конвоиров.
     Адвокаты и подсудимые потребовали вмешательства суда в действия конвоя.
     28 июля на процессе были допрошены два засекреченных свидетеля - сотрудники спецназа МВД по КБР, выступавшие под псевдонимами "Даниил Ильич Корнеев" и "Владимир Иосифович Несвитайло".
     Перед их допросом судьи из специального конверта доставали документы о засекречивании, сравнивали их паспортные данные с информацией в конвертах. Суд имел возможность на своих мониторах видеть свидетеля, располагавшегося в соседнем с залом заседания помещении, остальные участники процесса могли только слышать его измененный голос.
     Большая часть заседания была посвящена не допросу свидетелей, а правовым спорам сторон о законности и целесообразности засекречивания сотрудников.
     Суд рассмотрел ходатайства Азамата Ахкубекова, который со ссылками на процессы в Колумбии и решение Европейского суда в Страсбурге отмечал, что засекречивание противоречит международным правовым нормам. Его поддержали адвокаты, указывавшие на статью 11 УПК РФ, которая говорит о необходимости "достаточных данных" об угрозах жизни и здоровью свидетелей и их родственников. Никакой информации об этом в суд не представлено. "Мы их все знаем, - заявил Азамат Ахкубеков. - Я могу назвать все 11 фамилий, не заставляйте это делать. Это те люди, которые били нас, пытали током. Они боятся, что мы их опознаем. Вот почему они скрывают свои лица".
     Руководитель группы гособвинителей Ольга Чибинева заявила, что ни один факт о насилии на предварительном следствии не подтвердился. Она предложила запретить Азамату Ахкубекову разглашать данные о засекреченных свидетелях.
     В ходе допроса первого, а затем второго свидетеля защита и подсудимые неоднократно предпринимали попытки вывести их в зал. Тимур Лакунов предлагал провести закрытое заседание без прессы и публики и допросить свидетелей, не раскрывая их имен. Предлагалось завести их в масках: "Нам нужно видеть их, чтобы понять - правду они говорят или нет. Может, этот смодулированный голос принадлежит какому-то старичку-лесовичку". "Мы их видим, - отвечала Галина Гориславская. - Они не говорят по написанному тексту".
     От выхода в зал отказались оба свидетеля. "Наших сотрудников до сегодняшнего дня убивают", - заявил "Несвитайло".
     Тимур Лакунов указал, что в законе говорится о допросе "в отсутствие возможности визуального наблюдения", но он не предполагает изменение голоса.
     Потерпевшая Фатима Кучмезова, чей сын - сотрудник МВД был ранен 13 октября, заявила, что им был опознан один из нападавших, а позже он написал рапорт о применении к нему мер государственной защиты. Этого не было сделано. Валерий Кучмезов погиб при загадочных обстоятельствах: по официальной версии, он покончил с собой, но мать уверена, что его убили, и это связано с опознанием сыном одного из нападавших. Потерпевшая хотела знать, почему не ко всем сотрудникам МВД применялись меры государственной защиты.
     Эдуард Миронов заявил, что задержан его младший брат, которому подбросили тротил, запугивают его мать. Ольга Чибинева сообщила, что брата задержали по подозрению в убийстве замначальника СИЗО Богатырева ("Газета Юга" №21). Миронов ответил, что это не соответствует действительности, и обещал подать на гособвинителя в суд.
     "Вы меня били и говорили, что будете резиновой дубинкой насиловать мою мать и мою беременную жену, - заявил Заур Тохов, обращаясь к свидетелям. - Почему вы тогда не опасались за своих близких?"
     "Я не знаю Тохова", - сказал "Корнеев", отвечая на вопрос суда.
     "Я его знаю, - настаивал подсудимый. - Я проклинаю всех в 6 отделе!"
     "Аминь!" - поддержали его несколько подсудимых.
Олег Гусейнов
Происшествия

     22 июля в середине дня на федеральной дороге "Кавказ" на 5 км трассы, где она огибает Чегем, столкнулись "Мерседес-Бенц Е320" и "Жигули"-"семерка". Обе машины зарегистрированы во Владикавказе.
     В результате водитель ВАЗа и две его спутницы 48 лет скончались на месте происшествия. Еще один пассажир "Жигулей" 40-летняя жительница Астрахани умерла в Республиканской клинической больнице.
     Водитель и двое пассажиров иномарки, в том числе и шестимесячный младенец, были доставлены в РКБ.


Стоматологу устроили "зубную боль"

     24 июля в середине дня двое неизвестных в масках проникли в квартиру стоматолога на проспекте Кулиева в Нальчике.
     В момент нападения дома находились 18-летний сын потерпевшей - студент КБГУ и ее домработница. Угрожая им "предметом, похожим на пистолет" и перочинным ножом, нападавшие забрали золото на 277 тыс. и 30 тыс. рублей.
     По некоторым данным, грабителям было по 18-19 лет.


Грабители работают на перекрестке

     25 июля около 16.40 на пересечении Калинина и Суворова в Нальчике двое неизвестных в масках остановили "Газель", в которой кроме 20-летнего водителя из Бабугента находилась 43-летняя нальчанка - частный предприниматель.
     Произведя несколько выстрелов из травматического пистолета, нападавшие забрали 1 млн 457 тыс. рублей и скрылись - предположительно на черных "Жигулях" 15-й модели.
     Пассажиры "Газели" доставлены в РКБ.
Ахмед Акбашев
Спорт
Продлили "период непробиваемости"

     Выездной матч с ЦСКА имел особую подоплеку. Армейцы продали "Челси" Юрия Жиркова, что теоретически должно было ослабить команду.
     В то же время у ЦСКА были проблемы с голами в ворота нальчан. Их безголевая серия в матчах с нашей командой составляла 264 минуты. После финального свистка стало ясно: есть новый рекорд "непробиваемости" - 354 минуты.
     В принципе флагман отечественного футбола никакого преимущества не имел. В целом шла равная игра, временами с явным преимуществом нашей команды. Но дальние удары никакой опасности воротам Игоря Акинфеева не несли.
     Под занавес армейцы усилили натиск и даже имели возможность "додавить" соперника. Но выше всяких похвал сыграл Деян Радич. Своей игрой он поставил непростой вопрос перед тренерским штабом: кого ставить на следующий матч - выздоровевшего Хомича или поймавшего кураж Радича. Хотя решать подобные вопросы - это тренерское счастье.


Равновесие сохранилось

     Во взаимоотношениях нальчикского "Спартака" и "Москвы" - сплошное равновесие. По две победы каждого из соперников и еще два матча завершены вничью.
     Более того, равенство сохранялось и в тренерском разрезе: и против Леонида Слуцкого, и против Олега Блохина команда Юрия Красножана имела равный баланс. Не изменилась ситуация и с приходом в "Москву" Миодрага Божовича.
     В этом матче перед каждой из команд стояли важные (хотя и разномасштабные) задачи. Спартаковцам нужно было уходить с последнего места, на которое они угодили после победы "Химок" над "Амкаром". А "Москва" в случае победы могла стать чемпионом первого круга (последние три года победитель первого круга становился чемпионом страны).
     Победы добиться не удалось никому, хотя шансы были у каждой из команд. В пассиве нашей команды 4 желтых карточки, две из которых стали роковыми. Для Казбека Гетериева и Владимира Кисенкова полученные предупреждения стали четвертыми в сезоне. В предстоящем 31 июля матче в Казани против "Рубина" они принять участие не смогут.
Виктор Шекемов


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2009 © "Газета Юга"
E-mail: south@kbrnet.ru
www.gazetayuga.ru