Газета Юга
Газета Юга №17(790)
23 апреля 2009 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
"В том, чтобы росли местные розы, не заинтересован никто"

     Вероятнее всего, "голландская роза", купленная вами в ларьке за 100-150 рублей, две недели назад была срезана и приобретена примерно за 50 центов на плантации в Колумбии или Эквадоре, хорошенько "законсервирована" квасцами, затем по воздуху доставлена в Амстердам, откуда попала на самый большой в мире цветочный аукцион в Алсмейре, потом фурой привезена в Москву, где ее цена уже возросла до 50 рублей (лилия - в среднем 80 руб., гвоздика - 11, калла - 28, ирис - 20), самолетом - в Ставрополь, Минеральные Воды и автомобилем - в Нальчик...
     Как уверяют продавцы "срезки", на одном реализованном цветке они "делают максимум 20-30 рублей": "А ведь у поставщика приходится брать их сотни, потому что процент брака очень велик: они ломаются в дороге, замерзают, на них поселяется гниль... Если кто-то думает, что в этой сфере сверхприбыль, заявляю: тут не разбогатеешь. На жизнь, конечно, хватает, но не более. Разговоры о том, что этот бизнес чуть ли не мафия, тоже сказки. Да, у нас многолетние отлаженные связи с поставщиками, и если приходит кто-то новый, к нему, естественно, относятся настороженно.
     Кто наш клиент? Вы знаете, бывает на роскошном "Мерседесе" подъедет и долго выбирает, что подешевле, а другой пешком придет и берет шикарный дорогой букет.
     Ощутили ли мы кризис? Смотрите, раньше у меня здесь все заставлено было коробками с цветами, а сейчас раз-два и обчелся", - сетует Светлана.
     Цветочницы признаются, что работают "ради 8 марта", ждут этого дня, "как манны небесной", а летом, в пору отпусков и период обилия местных цветов, реализация падает, дело становится убыточным.
     В этом году, как предсказывают эксперты, упомянутый сезонный спад будет усилен леденящим дыханием мирового финансового кризиса и бизнес многих торговцев "голландией" прикажет долго жить. А на коне окажется местный производитель.
     В ларьках местные цветы в нижнем ценовом сегменте, они короче и неказистее "голландии". Есть розы из Пятигорска и так называемые "джегутинские", или "зеленчукские", выращиваемые, по словам продавцов, в "лужковских теплицах" в КЧР. Альстромерия от частников из Майского.
     Нальчикская производственно-сельскохозяйственно-коммерческая фирма "Фиалка" занимается разведением роз уже более двадцати лет. Ее руководитель Леля Гукетлова-Дадали открыла кооператив по продаже цветов в 1987. В бизнес пришли супруг и дети. Затем взяли в аренду теплицы совхоза "Декоративные культуры" в Долинске. Высадили элитные сорта. Сейчас в хозяйстве сто тысяч кустов. Урожай круглый год. О конкурентных преимуществах своих цветов директор "Фиалки" говорит: "Они не такие высокие и красивые, как "голландия". Зато имеют естественный аромат, долго стоят, экологически чисты и значительно дешевле".
     К 280-летию Нальчика "Фиалка" помогла обустроить клумбу напротив универмага рядом с милицейским "стаканом". Все разворовали. В 2007 во время празднования 450-летия фирма по собственной инициативе безвозмездно высадила на главной улице города четыре тысячи кустов роз. Снова все расхищено либо завяло. Королева цветов очень требовательна к влаге, а прошлое лето было засушливым, и без полива растения захирели. "Хотела, чтобы город был красивым... Мы могли лишь дать посадочный материал, но, к сожалению, у нас не было людей, которые ухаживали бы за цветами", - вспоминает Леля.
     Государство почему-то отечественного производителя поддерживать не спешит: "Да мы и помощи-то не просим. Работать не мешайте! Налоги платим исправно, хозяйство содержим в порядке, благотворительностью занимаемся. А вот когда срок аренды теплиц истек, продлевать его нам не пожелали. Что ж, придется искать другое место. Ничего особо страшного в этом не вижу, но все же непонятно, зачем завозить цветок из-за границы, когда его можно вырастить здесь. Есть теплицы, есть специалисты, есть работники. Скажем, если бы у меня была полная уверенность, что мы можем этими теплицами беспрепятственно пользоваться 49 лет, как в случае с землей, мы бы и капельный полив внедрили, и другие высокие технологии. А так, когда вас постоянно третируют - освобождайте помещение, руки опускаются. Не берусь судить, кто заинтересован в сохранении такой ситуации. Но в том, чтобы росли местные розы, не заинтересован никто".
     Снижая издержки, "Фиалка" сократила коллектив. Чтобы снизить расход газа, "укутала" растения дополнительными слоями пленки: "За счет этого и выезжаем. В противном случае себестоимость цветка поднялась бы до такой степени, что хозяйство стало бы нерентабельным. А повышать цены мы тоже не можем. Выходит странная ситуация. Продукты подорожали, тарифы выросли, враз поднялись цены на удобрения, ядохимикаты, а наши розочки как стоили от 10 рублей, так и стоят. И основная масса как брала "голландию", так ее и берет, даже несмотря на рост цен. Видимо, кризис сказался на бедняках и середняках, а богатый, как говорится, как ел курочку, так и будет ее есть".
Тимур Бахов
Общество
Два движения - цель одна

     В соответствии с решениями форума адыгских общественных организаций ("Газета Юга" №15) создан Координационный совет, в состав которого вошли представители "Адыгэ Хасэ", Кабардинского конгресса, общественного комитета "За мир и межнациональное согласие", "Черкесского конгресса", Союза абхазских добровольцев, Союза ветеранов Афганистана, Союза фермеров и арендаторов и общественной организации "Парыт".
     Председателем КС избран доцент КБГУ Жиляби Калмыков, занимавший в 90-е годы должность заместителя председателя Конгресса кабардинского народа. Его заместителями стали Мухамед Хафицэ ("Адыгэ Хасэ"), Алексей Бекшоков ("Союз абхазских добровольцев), Мажид Утиж ("Парыт") и Хасан Гергов ("За мир и межнациональное согласие").
     Академик Петр Иванов, возглавлявший оргкомитет форума, не вошел в Координационный совет в связи с занятостью по основному месту работы.
     Представители КС адыгских общественных организаций подчеркивают, что они выступают "за единство и целостность республики", соблюдение норм Конституции и законов, а также "за цивилизованное решение через согласительные процедуры проблем, возникших в области земельных отношений": "Координационный совет будет отстаивать законными методами интересы кабардинского народа во всех сферах жизни, не ущемляя при этом интересы других народов".
     КС предложил пять кандидатур своих представителей для участия в работе согласительной комиссии по реализации 131 федерального закона: Жиляби Калмыков, Владимир Губачиков, Хасан Гергов, а также юристы Хасан-Али Бороков и Муаед Чеченов. В Координационном совете полагают, что в согласительной комиссии должны участвовать пять сторон: администрация президента КБР, парламент, кабардинские, балкарские и русские общественные организации.
     На пресс-конференции нового общественного движения "Хасэ", не вошедшего в Координационный совет ("Газета Юга" №16), заместитель председателя Гумар Мурзаканов заявил, что в последнее время ущемление интересов адыгского народа приобрело "хронический характер": "Кто бы ни находился у власти, старается за счет нашего народа решать свои чисто корпоративные интересы. Будь то прошлая власть или нынешняя".
     Именно в связи с этим, по словам Мурзаканова, и был создан оргкомитет по проведению съезда, который должен был обсудить все проблемы: "Все шло хорошо, пока власть не поняла, что мы начали самостоятельно работать. Власть почувствовала, что от нас исходит "угроза"...
     Начали вызывать одного, второго, третьего поодиночке, вдвоем. После неоднократных просьб президента мы пошли навстречу, съезд заменили 14 февраля на круглый стол, на котором наши вопросы не могли разрешиться. На 21 марта был вновь намечен съезд. К большому сожалению, в связи с закулисными действиями представителей власти и уступчивостью наших коллег мы провели непонятно какое собрание в усеченном варианте под жестким контролем власти. Наш вопрос так и не был решен...
     Вы слышали высказывания Залиханова и представителей ССБН. Постоянные уступки им и ущемление интересов кабардинского народа - вот причина создания нашего движения. Мы чужого не хотим, но пора и нам сказать: "Хватит". Кто-то хочет сделать из нас радикалов, но мы не радикалы, мы будем действовать по закону. Если у кого-то коммерческие, корпоративные интересы - пусть в другом месте, но только не у нас".
     Председатель движения Ибрагим Яганов подчеркнул, что земельная реформа в рамках 131 закона проводится не в интересах основной массы граждан, а в угоду узким кланам, частным фирмам и крупным холдингам: "Кроме земли никаких материальных средств для приватизации уже не осталось". По его словам, решая вопрос о территории горных пастбищ, необходимо учитывать исторически сложившиеся особенности региона: "Испокон веков нагорные пастбища были распределены между всеми населенными пунктами республики независимо от национальной принадлежности и места расположения.
     Сегодня этот порядок нарушен, земли сдаются в аренду независимо от места жительства заявителя и его гражданства. Все зависит от коммерческих интересов. В результате многие села республики лишились площадей для отгонного животноводства. Да, они не пользуются этими пастбищами, потому что большинство сельского населения - нищие, у них нет скота. В с. Нартан только я один ими пользуюсь, но если завтра появятся другие люди, то им негде будет заниматься животноводством. Эти земли через Мингосимущество будут переданы другим структурам, и 10-15 лет вернуть их будет невозможно".
     Ибрагим Яганов отметил необходимость пересмотра всех муниципальных границ, установленных законами о статусе и границах муниципальных образований и административно-территориальном устройстве КБР: "Границы в нарушение закона устанавливались без согласования сторон, и жители населенных пунктов не имели информации о том, что происходит. Все решали главы администраций. В результате образовался большой перекос и несправедливое распределение земли.
     Нам было заявлено, что никакого пересмотра решений быть не может. Но это может привести к дестабилизации ситуации, так как территории некоторых населенных пунктов увеличились в десятки раз, а некоторых даже уменьшились. Все это в нарушение 131 закона. Статус муниципальных образований не могут иметь населенные пункты, где живет менее 3 тысяч. Большинство поселений горной части не имеют такого числа жителей и не могут включать в свои границы огромные территории. Булунгу и Нартан находятся в Чегемском районе. При населении 800 человек первое село имеет 60 тыс. га земли. В Нартане живет 17 тыс. человек, а земли - 5 тыс. га. Половина территории КБР может отойти населенным пунктам, в которых проживает 4-5% жителей республики".
     Ибрагим Яганов сделал заявление по поводу раздела республики: "Мы с большим уважением относимся к желанию части балкарского населения, но сегодня большинство балкарцев живет в равнинной части в Нальчике, и раздел республики практически невозможен".
     Ибрагим Яганов заявил, что "Хасэ" будет добиваться пересмотра границ и исполнения 131 закона с учетом исторических особенностей отгонного животноводства, а также принятия республиканского закона об отгонных пастбищах.
     Представители нового общественного движения подчеркнули, что у них нет противоречий с Координационным советом адыгских общественных организаций.
Олег Гусейнов


"Даже среди казаков немало тех, кто не понимает суть разногласий между общественными и реестровыми"

     16 апреля в "Газете Юга" я с удивлением обнаружил письмо некоего В. Сайко под названием "Запрягают в одни оглобли". По-видимому, автор письма так и не разобрался, кто из казаков является "общественным", а кто "реестровым".
     Во-первых, я не вступал в государственный реестр казачьих обществ, поэтому реестровым казаком не являюсь. Более того, реестровые атаманы считают меня "главным оппонентом", "идеологом общественных казаков", "непримиримым противником реестра";
     Во-вторых, Прохладненское городское казачье общество под руководством Алябьева было зарегистрировано как самостоятельная общественная организация, но почему-то его члены называли себя "реестровыми казаками". А вот Прохладненская казачья община в свое время принимала коллективное решение о переходе в госреестр, в связи с чем несогласные переходили в Прималкинскую казачью общину (которую я возглавляю).
     В-третьих, я был первым из руководства общественного казачества, кто приветствовал избрание А. Василенко атаманом Прохладненской общины: мы с ним являемся единомышленниками по многим вопросам.
     В-четвертых, исполнительная власть действительно не имеет права вмешиваться в дела общественных организаций - об этом гласит ст. 17 ФЗ "Об общественных объединениях". Тем не менее факт такого вмешательства имел место именно в станице Александровской, о чем я говорил публично. Но причем здесь власти Прохладного и Прохладненского района?
     Лишний раз убеждаюсь в том, что даже среди казаков немало тех, кто не понимает сути разногласий между "общественными" и "реестровыми".
     В Кабардино-Балкарии действуют две региональные казачьи организации:
     1. Общественные казаки - "Терско-Малкинский округ ТКВ" (атаман - Юрий Шерстобитов)
     2. Реестровые казаки - "Терско-Малкинское окружное казачье общество" (атаман - Николай Любуня).
     Общественное казачество является национальным общественным объединением, представляющим интересы терских казаков как самобытного субэтноса русского народа, оно вправе действовать от имени коренного славянского православного населения КБР. Общественное казачество является равноправным субъектом межнационального общения, диалога культур наряду с национальными организациями кабардинцев, балкарцев и других народов. Терско-Малкинский округ ТКВ выступает за полную реабилитацию казачества как репрессированного народа.
     Реестровое казачество является государственным формированием, поэтому не вправе выступать как национальная организация. Согласно Уставу реестровых войсковых обществ, их членом может стать любой совершеннолетний россиянин - независимо от национальности и религиозной принадлежности. Действующее законодательство не позволяет совмещать статус государственной и национальной (или религиозной) организации.
     Вот вкратце суть наших разногласий. Следует также сказать, что реестровое казачество представляет собой часть казаков, в свое время отколовшихся от единой общероссийской общественной организации "Союз Казаков", поэтому общественные казаки считают реестровых раскольниками и предателями.
     Реестровое казачество было создано по инициативе Ельцина и Березовского в противовес Союзу казаков России. Главное предназначение членов реестровых обществ (согласно Уставу) - несение государственной казачьей службы, которой фактически не существует, несмотря на принятый Госдумой ФЗ "О государственной казачьей службе". Таким образом, реестровые казаки не имеют реальных преимуществ перед общественными. На сегодня государственный реестр казачьих обществ представляет собой список казаков, вышедших из Союза казаков России (создавших отдельные от него общества) и желающих нести государственную казачью службу.
     Я никогда не выходил из Союза казаков России и Терского казачьего войска, являюсь убежденным "общественным казаком". Тем не менее в 2004 году я пытался объединить реестровых и общественных казаков - безрезультатно. Позже пришло понимание того, что объединение возможно только одним справедливым способом - возвращением реестровых казаков в ряды Союза казаков России.
Игорь Логвиненко,
заместитель атамана Терского казачьего войска,
депутат парламента КБР


Ислам Калов попал в пилотный проект

     26-летний помощник федерального судьи Терского районного суда и ассистент кафедры теории государства и права КБГУ Ислам Калов ("Газета Юга" № 25, 2005) представляет Кабардино-Балкарию в Молодежной палате при Госдуме РФ.
     Он был избран Молодежной палатой при парламенте КБР и в ходе организационной встречи в Москве вошел в состав комиссии по образованию: "В работе МП участвовали представители администрации президента России, заявившие, что Молодежная палата - это одна из приоритетных форм создания кадрового резерва и поиска ответственных и желающих перемен молодых людей. Это пилотный проект. Если он будет давать результаты, то получит дальнейшее развитие".
     Ислам Калов рассказал, что МП курирует комитет Госдумы по делам молодежи и каждый регион будет иметь возможность аккумулировать идеи, оформлять их в виде законодательных инициатив и передавать в палату, которая после соответствующего обсуждения в профильном комитете сможет внести законопроект в Госдуму: "Сейчас мы рассматриваем инициативы по Болонскому процессу, и положительный опыт Кабардино-Балкарии может пригодиться. Кроме этого, обсуждаются законопроекты по малому бизнесу с участием молодежи, трудоустройству молодых. Разбирается вопрос о возобновлении деятельности студенческих строительных отрядов".
     По словам Ислама Калова, основная работа будет проходить в регионах, а в Москве члены МП будут встречаться раз в три месяца. Среди недостатков палаты он назвал отсутствие в ее структуре комиссии по межнациональным и межконфессиональным отношениям. "Мне казалось, что это очень важная проблема. Я внес предложение о создании такой комиссии, но оказался в меньшинстве. Мне сказали, что эти вопросы будут решаться в рамках комиссии по идеологической работе и патриотизму".
Артур Мусов
Культура
"Книга наставлений женщинам" хранится у внучки

     У жительницы Кенже Асият Гергоковой хранится книга, изданная 100 лет назад ее дедушкой Локманхаджи Асановым:
     Дедушка с детских лет изучал ислам, знал арабскую грамоту - учился в Дагестане. В конце XIX века он совершил первый хадж. Также учился в Каирском университете Аль-Азхар, и ему был выдан диплом с правом преподавания в медресе. На свои средства он построил мечеть в родном селе Мухол, куда на пятничную молитву собирались жители всех близлежащих сел. Здесь же исламское образование получали жители многих аулов Балкарии, приезжали даже из Карачая.
     В 1910 он совершил второй хадж вместе с Кязимом Мечиевым. После этого основоположник балкарской литературы в мечети в Верхней Балкарии сказал, что дедушка - один из лучших знатоков ислама на Кавказе.
     В 1909 в Темир-Хан-Шуре (ныне Буйнакск) Локманхаджи Асанов на свои средства издал на балкарском языке арабской графикой книгу "Къылыкъ китап" ("Книга по этике"). В ней было 42 страницы, она состояла из двух частей: с 1 по 33 - "Китап муршид ан-ниса" ("Книга наставлений женщинам"), а 34-42 страницы - поэма Кязима Мечиева "Ийман ислам" ("Законы ислама").
     В первой части издания, вышедшего тиражом в 1000 экземпляров, дедушка рассказывает о главных этических составляющих поведения мусульманской женщины, совершении различных обрядов. При этом он обращает внимание на физиологические особенности женщин и их взаимосвязь с возможностью отправления тех или иных обрядов. Поэма Мечиева - это стихотворный рассказ об исламских канонах.
     Дедушка умер в 1931 и был похоронен рядом с построенной им мечетью. После его смерти Кязим Мечиев написал элегию, которая сохранилась в народе, а потом вошла в его сборник. В его доме в Мухоле осталась большая библиотека. Во время Черекской трагедии осенью 1943 советские солдаты сожгли его дом, сгорела и библиотека, но книга осталась. Бабушка, которая сама обучала детей основам ислама, сберегла ее и в годы депортации, а потом передала моей маме, от которой книга перешла ко мне. Она очень дорога мне. Я даже начала изучать арабскую азбуку, чтобы прочитать ее. Но в 2006 мы узнали, что в Турции Адельхан Адильоглу (Аппаев), балкарский турок, издал книгу дедушки в трех вариантах. Во-первых, он включил в свое издание ксерокопию труда Локманхаджи Асанова, вышедшего в Темир-Хан-Шуре. Во второй части представил текст на балкарском языке латинской графикой. В третью часть включен перевод на турецкий язык.
     Мы обратились к Адильоглу (Аппаеву), он прислал нам свое издание, и я впервые смогла прочесть книгу на латинице, а затем переписала ее на кириллице для тех, кто не мог читать.
     Каким образом книга попала в Турцию, я не знаю. Еще один экземпляр, говорят, есть у какой-то женщины в Верхней Балкарии.
     Почему мне хотелось рассказать о книге моего дедушки? В последнее время в разных источниках появляются неточные данные по этой книге. Путают даты ее выхода, а нередко приписывают его "Книгу наставлений женщинам" Кязиму Мечиеву.
Право
Процесс
Большинство подсудимых не признает вину

     На процессе по уголовному делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР под председательством Галины Гориславской, руководитель группы государственных обвинителей Ольга Чибинева продолжила изложение содержания обвинительного заключения.
     Она рассказала, что после создания так называемого "Кабардино-Балкарского сектора Кавказского фронта" ("Газета Юга" №16) на территории КБР с первой декады декабря 2004 по 13 октября 2005 по поручению Анзора Астемирова были организованы около полутора десятков банд и групп, вошедших в преступное сообщество. В них, по версии следствия, вошли представители Залукокоажского, Нартановского, Чегемского, Урванского джамаатов, а также расположенных в Нальчике - Вольноаульского, Александровского, Хасаньинского, Северного, Дубки, Таухид и других. "Экстремистски настроенные" члены групп "приняли присягу на верность руководству сообщества", а лидеры названных групп призывали к созданию на территории Северного Кавказа единого исламского государства и ведению боевых действий против силовых структур и органов государственной власти для создания условий по беспрепятственному распространению ислама.
     По словам Ольги Чибиневой, преступное сообщество имело отработанную систему конспирации, иерархическую организационную структуру, разделение ролей и обязанностей между участниками. Руководители сообщества запрещали рядовым участникам общаться друг с другом.
     Басаев через Астемирова и Горчханова выделял крупные денежные средства.
     Для достижения своих целей члены сообщества имели мобильные телефоны, зарегистрированные на других лиц, радиостанции, ими приобреталась различная экипировка: военная и спортивная одежда, бронежилеты, маски, оранжевые повязки для распознавания участников в толпе и обезболивающие лекарственные препараты.
     Участники группы приобрели дачный участок в Урванском районе, несколько квартир и гараж в Нальчике, домовладение в Нарткале. У них имелось около двух десятков автомашин.
     По данным следствия, члены сообщества активно занимались физической тренировкой, обучались тактике ведения военных и разведывательных действий, приемам конспирации, правилам применения оружия. Несколько человек имели поддельные паспорта.
     На вооружении сообщества имелось оружие, часть которого была похищена со склада МВД Ингушетии в ночь с 21 на 22 июня 2004 и из офиса Управления Федеральной службы наркоконтроля по КБР 14 декабря 2004: 15 гранатометов РПГ-7, 10 подствольных гранатометов, столько же пулеметов Калашникова, около 140 автоматов Калашникова различной модификации, более 25 различных карабинов, примерно 20 пистолетов-пулеметов "Кедр", не менее 70 пистолетов Макарова, около 15 газовых пистолетов ИЖ-79, переделанных для стрельбы боевыми патронами, 5 огнеметов "Шмель", переносной зенитно-ракетный комплекс "Игла", более 47 тыс. патронов, около 500 различных гранат, множество взрывных устройств - промышленных и самодельных, примерно 200 бутылок самодельных огневых смесей. Все это находилось в различных схронах.
     Для обеспечения наибольшей результативности нападений, выбора боевых позиций, беспрепятственного подхода и отхода участники нападения фотографировали и записывали на видеоносители административные здания силовых и военных структур и прилегающую территорию.
     Для перемещения по территории использовались система "GPS Навигатор", приборы ночного видения и различные карты.
     По версии следствия, Басаев, Астемиров и Горчханов с января по 13 октября 2005 в различных районах Кабардино-Балкарии неоднократно собирали наиболее активных участников преступной организации. 11 октября за два дня до нападения на специально оборудованной базе в лесу в 800 м от садоводческого общества "Труженик" на юго-западе Нальчика террорист №1 встретился в присутствии Анзора Астемирова и Илеса Горчханова с Расулом Кудаевым, Валерием Тлеужевым, Рустамом Керешевым, Заурбеком Кушховым, Русланом Одижевым, Сосруко Апшацевым, Анзором Чочевым, Муратом Кушховым, Сарадином Алакаевым, Альбертом Жекамуховым, Тимуром Мамаевым, Асланом Жириковым, Азаматом Канчукоевым и "лицом по прозвищу "Хас".
     На этих встречах, проходивших до 11 октября 2005, по данным следствия, присутствовал и 24-летний житель Нартана Заур Шогенов, который за 6 дней до нападения на Нальчик был смертельно ранен при попытке уйти от сотрудников УБОП в районе аэропорта, а 9 октября скончался в РКБ ("Газета Юга" №41, 2005). Согласно выводам следствия, ему поручалось нападение на аэропорт, где в службе авиационной безопасности работал его родственник Ж., поставлявший Шогенову "значимую информацию".
     Из названных выше "руководителей групп" перед судом предстали только Расул Кудаев и Азамат Канчукоев. Мурат Кушхов и Аслан Жириков находятся в международном розыске, остальные убиты 13 октября и позже.
     Руководитель группы гособвинителей подчеркнула, что накануне нападения лидеры каждой группы, представившись старшими, сообщили ее участникам "о готовящемся мятеже и террористическом акте, нападении на граждан и организации, посягательстве на жизнь сотрудников силовых структур и военнослужащих". Лидеры групп рассказали, по версии следствия, и о планах других групп, готовящихся к нападению на Нальчик. Руководители групп поставили задачу блокировать сотрудников правоохранительных органов в местах их дислокации, чтобы не дать им прийти на помощь своим коллегам. По словам Ольги Чибиневой, лидеры групп призвали каждого из участников принять участие в исполнении вышеизложенных задач и "получили их согласие и активное одобрение".
     Группа, возглавляемая Заурбеком Кушховым, в которую входили 11 человек, а также неустановленные следствием лица, должна была атаковать Управление по борьбе с организованной преступностью. Около 4 часов утра 13 октября группа была обнаружена на территории принадлежащего родителям Азрета Шаваева дачного участка №192 в садоводческом товариществе "Ландыш" в Нальчике. Боестолкновение продолжалось около 5 часов, был ранен рядовой внутренних войск П. Часть находившихся на даче были убиты, другие скрылись, спрятав оружие.
     16 членов сообщества во главе с Валерием Тлеужевым участвовали в нападении на здание МВД КБР, которое в 9.10 утра подверглось "интенсивному прицельному огню" в течение 10 минут. В результате активного сопротивления шестеро нападавших были убиты, остальные скрылись. Легкие ранения получили четверо сотрудников МВД, материальный ущерб составил 841,5 тыс. рублей.
     Рустам Керешев возглавил 12 нападавших на 1 ОВД и оружейный магазин "Арсенал". В ходе боестолкновения, продолжавшегося до 11.30, у ОВД были убиты двое милиционеров: следователь Арсен Камергоев и милиционер-кинолог отдела вневедомственной охраны Артур Мисостов. При этом Ольга Чибинева отметила, что около 9.35 Азамат Шокумов и другие примерно в 150 м от ОВД увидели старшину Мисостова и метнули в его сторону две гранаты, затем Шокумов произвел в милиционера не менее 10 выстрелов из автомата, после чего подошел к нему и из пистолета Макарова пять раз выстрелил в упор.
     Вред здоровью различной степени получили 15 милиционеров, среди которых 10 сотрудников Ростовского ГУВД. Ущерб зданию ОВД и окружающим жилым домам составил 2 млн 183 тыс. рублей.
     В ходе нападения на магазин "Арсенал" погиб инспектор ГИБДД Ибрагим Тамазов, еще двое его коллег получили огнестрельные ранения. Материальный ущерб составил 176,5 тыс. рублей.
     У 1 ОВД и "Арсенала" различный вред здоровью получили шестеро гражданских лиц.
     На 2 ОВД напали 12 человек во главе с Сарадином Алакаевым. В боестолкновении, продолжавшемся более часа, погиб инспектор ДПС Мурат Унатлоков, восемь сотрудников получили различные ранения. Причинен вред здоровью пяти граждан. Ущерб юридическим и физическим лицам составил 2 млн 982 тыс. рублей.
     Тимур Мамаев командовал группой из 14 человек, совершившей нападение на Центр "Т". Членами банды были убиты 6 сотрудников силового ведомства: старшие оперуполномоченные Тамерлан Казиханов, Игорь Алексеенко, Александр Боев, Ибрагим Сусаев, Инал Тлешев и оперуполномоченный Ахмат Ульбашев. Ранения получили 9 милиционеров, пострадали 14 гражданских лиц.
     Материальный ущерб Центру "Т", школе №5, прилегающим жилым домам и гражданам превысил 2 млн 636 тыс. рублей.
     Аслан Жириков, имевший радиопозывной "Рамзи" и возглавлявший группу из 8 человек, должен был напасть на оружейный магазин "Охотник плюс" на ул. Гагарина, а затем, захватив на стоянке рынка "Стрелка" автобусы и другие транспортные средства, блокировать мост через р. Шалушка, не пропуская в город подкрепление. В результате были убиты два сотрудника милиции - преподаватель Нальчикского филиала Краснодарской академии МВД Тимур Шомахов и инспектор ДПС Чегемского РОВД Аскер Дышеков. Еще один милиционер получил осколочное ранение. Погибли трое гражданских: директор магазина "Охотник плюс" Игорь Мостовой, директор расположенного в этом же здании магазина "КамАЗ" Даниял Ногеров и водитель автобуса "Нальчик - Москва" Сергей Чухраенко. Еще 11 человек пострадали физически и морально. Материальный ущерб владельцам транспортных средств составил 218 тыс. рублей.
     Бывший узник американской военной базы в Гуантанамо Руслан Одижев командовал 16 участниками сообщества, которые атаковали расположение Отряда милиции особого назначения МВД КБР в микрорайоне "Искож". В результате нападения и боя, продолжавшегося с 9.30 до 11.30, ранения получили четверо милиционеров и один военнослужащий внутренних войск. Погиб работник расположенного поблизости завода "Стройдеталь" Сафарби Карданов, шестеро гражданских были ранены. Материальный ущерб зданию ОМОНа, жилому дому на ул. Ингушской, спорткомплексу МВД и физическим лицам превысил 2 млн 12 тыс. рублей.
     Атака на 3 ОВД продолжалась более суток - с 9.00 13-го до 9.40 14 октября 2005. Группу из 14 человек возглавлял Сосруко Апшацев. Части нападавших удалось проникнуть в здание и удерживать несколько помещений. В результате нападения погибли 7 сотрудников правоохранительных органов: инспектор УФСИН Эллина Шикова-Кашежева, старший инспектор УФСИН Беслан Шибзухов, милиционер ППС Анзор Шогенов, инспектор отдела ГИБДД Хачим Абазов, участковые уполномоченные Хизир Ойтов и Валерий Кудаев и сотрудник МВД Адыгеи Юрий Черкаев.
     Ранения различной степени получили 29 милиционеров. Были убиты 6 гражданских лиц, еще 15 человек ранены. Материальный ущерб зданиям ОВД и стоматологической поликлиники, жилым домам и физическим лицам превысил 3 млн 52 тыс. рублей.
     Одиннадцать человек во главе с Анзором Чочевым совершили нападение на расположение полка патрульно-постовой службы на ул. Северной, где были убиты трое сотрудников: милиционер полка Аслан Хавпачев, старший инспектор Тимур Дышеков и инспектор дежурной части Замир Дышеков. Получив отпор, часть нападавших попыталась скрыться по федеральной дороге, а затем в полях близ г. Чегем. В продолжавшемся здесь бою погиб оперуполномоченный Баксанского отделения УФСБ Мурат Сижажев.
     Были ранены 13 милиционеров и 5 гражданских лиц. Материальный ущерб составил 1 млн 521 тыс. рублей.
     По данным следствия, группу, атаковавшую пост ДПС "Хасанья" у въезда в одноименное село, возглавлял Расул Кудаев. Группа разбилась на две части: одни с 15.00 до 15.35 обстреляли пост, другие находились в лесу, чтобы в случае необходимости прийти на подмогу. В результате нападения был убит инспектор ДПС Хамзат Моллаев, в которого стрелял находящийся в розыске Валерий Этезов. Были ранены 12 сотрудников милиции, погиб житель Хасаньи Алик Карабашев, еще 8 человек получили телесные повреждения различной степени тяжести. Материальный ущерб составил 812 тыс. рублей.
     В нападении на Нальчикский погранотряд участвовали более 20 человек во главе с Альбертом Жекамуховым. Они были разделены на 4 группы, одна из которых была невооружена и ожидала захвата воинской части, чтобы завладеть оружием. В погранотряде был убит рядовой Денис Сидорович.
     Часть нападавших направилась в центр города, чтобы помочь группе, атаковавшей Управление ФСБ. На углу улиц Ногмова и Пушкина ими был убит оперуполномоченный Управления госнаркоконтроля Рашид Ногеров. На пересечении Кабардинской и Коммунистической члены преступного сообщества столкнулись с автомашиной УАЗ, в которой ехали сотрудники, охраняющие склад неприкосновенного запаса МВД КБР. В ходе боестолкновения был убит прапорщик Владимир Гузов, а двое его коллег получили огнестрельные ранения. В ходе нападения на погранотряд были ранены 9 сотрудников и 10 гражданских лиц. Материальный ущерб превысил 2 млн 523 тыс. рублей.
     Управление Федеральной службы исполнения наказаний атаковала группа из 10 человек во главе с Муратом Кушховым. Были убиты старший инспектор Джумагельди Нурсахатов, водитель Иван Корчагин и оперуполномоченный Сергей Хлопов, шестеро сотрудников получили огнестрельные ранения. Материальный ущерб составил почти 8 млн 300 тыс. рублей.
     По версии обвинения, на всех объектах нападавшие стремились завладеть оружием, общее количество которого составляло 620 единиц стрелкового оружия, в том числе 508 автоматов Калашникова, 64 пистолета Макарова, около 80 тыс. патронов. Были захвачены 23 автомобиля и один трактор.
     Погибли 35 военнослужащих и сотрудников силовых структур, 15 гражданских лиц, 131 сотрудник и 92 гражданских получили ранения.
     Ольга Чибинева не отразила в своем выступлении эпизод нападения на Управление ФСБ: все участники атаки на силовое ведомство убиты, и уголовное дело в их отношении прекращено в связи со смертью. Согласно материалам дела, здание УФСБ атаковали 9 человек во главе с Илесом Горчхановым, которого сопровождали те, кто, по данным правоохранительных структур, участвовал в нападении на Управление Госнаркоконтроля 14 декабря 2004. В ходе нападения на УФСБ были убиты прапорщик Александр Красиков, рядовой внутренних войск Андрей Тарасьян, заместитель командира отряда милиции специального назначения Руслан Калмыков, командир взвода внутренних войск Арсен Гонгапшев и дознаватель МЧС Заур Хажнагоев. Погибли четверо гражданских лиц. Ранены 17 сотрудников и 12 гражданских. Материальный ущерб превысил 27 млн рублей.
     21 апреля суд выслушал мнение обвиняемых и защиты по предъявленному обвинению.
     Большая часть подсудимых заявила, что полностью не признает свою вину. Анзор Ашев, Артур Бегидов, Азамат Канчукоев, Хабас Емкужев, Мурат Мидов, Кантемир Мидов, Джамбулат Нафедзов, Ислам Тухужев, Залим Улимбашев признали вину в незаконном владении оружием, но с оговоркой: подчеркивали - у них не было такого количества оружия и боеприпасов, которое им приписывает обвинение. Атмир Барагунов признал участие в преступном сообществе и незаконное владение оружием. Заур Эржибов, признав вину частично, не стал конкретизировать, что именно он признает.
     Часть адвокатов считала, что на скамье подсудимых те, кто по сути отказался 13 октября от каких-либо действий. Было отмечено, что на госслужбе у президента Кадырова состоят люди, которые совершили на порядок больше, чем нынешние обвиняемые.
     Ряд обвиняемых указал на существование в деле противоречия: всем им вменяют убийства и посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов, хотя многие из них не совершали реальных действий. Ольга Чибинева объяснила, что все они входили в преступное сообщество и имели общий умысел. Возник вопрос о 12 амнистированных по этому делу: им тоже вменяли участие в преступном сообществе - почему же их не считали виновными в убийствах? Ответа на это никто не дал.
     Восемь участников нападения на ОМОН выступили с заявлением, которое может изменить ход процесса. Как известно, дело по этому эпизоду было выделено в отдельное производство, передано в Верховный суд КБР, где началось его рассмотрение. Однако позже по ходатайству обвинения было вновь возвращено на стадию предварительного расследования. При этом всем восьмерым вменялось 9 статей УК РФ, но после возвращения дела прокурору им вменили еще по две статьи - убийство и хищение оружия. В заявлении подчеркивалось, что никаких новых следственных действий с ними не проводилось, никаких новых доказательств не приводилось, им просто довели количество статей до 11. Подсудимые просили убрать две незаконно вменяемые статьи: если это не может сделать суд или гособвинители, отказавшись от этих статей, то возвратить дело прокурору для решения вопроса на стадии предварительного следствия.
     Судьи удалились в совещательную комнату для вынесения решения.
Олег Гусейнов
Происшествия
Владимир Крючков выехал на место преступления

     В ночь на 17 апреля в Прохладном из офиса "Капитал спецтранса" украли 250 тыс. рублей.
     Преступник забрался на балкон второго этажа, отогнул пластиковое окно и проник в помещение ООО на ул. Свободы. В кабинетах генерального директора и главного бухгалтера были взломаны металлические ящики, где злоумышленники обнаружили четверть миллиона рублей. Офис охраняют два человека, которые ничего не слышали.
     Вместе со следственно-оперативной группой на ул. Свободы выезжал новый начальник Прохладненского ГОВД майор милиции Владимир Крючков.


Сотрудниками Управления внутренних дел Нальчика задержаны четверо жителей Кашхатау, которые подозреваются в кражах из крупных магазинов столицы республики.

     Задержанным 22-25 лет, двое из них родные братья. Основным способом проникновения в торговые предприятия был взлом дверей и окон. Выбирали злоумышленники магазины, торговавшие дорогой одеждой известных фирм.
     В начале ноября прошлого года из магазина "Гангстер" были похищены мужские костюмы, брюки, рубашки, галстуки и трусы на 282 тыс. рублей. В ноябре 2008 из магазина "Премьер" подозреваемые унесли дубленки, кожаные куртки, свитера, футболки и туфли на 1 млн 288 тыс. рублей.
     Магазин "Блеск" 23 ноября потерял шубы, дубленки, манто, куртки, пальто на 1 млн 182 тыс. рублей.
     Из магазина "МЕХХ" в начале марта была похищена мужская и женская одежда на 472 тыс. рублей.
     От задержанных пострадало еще несколько торговых точек.
     На квартире в Нальчике, которую снимали подозреваемые, обнаружена часть похищенного, а также три травматических пистолета без разрешительных документов и радиостанция"Кенвуд", настроенная на волну УВД и Управления ГИБДД.
Ахмед Акбашев
Спорт
Опять не забили

     Отсутствие выбора в линии атаки было главной проблемой тренерского штаба нальчикского "Спартака" в выездном матче с "Томью". Травмированные Рустем Калимуллин и Франко Пароди остались в Нальчике.
     В партнеры к Артему Концевому тренеры отрядили бразильца Фелипе Феликса. Впервые в основном составе появился оправившийся от травмы Владимир Кисенков.
     Футбольная статистика была неумолима к нашей команде. Все три матча в Томске в рамках премьер-лиги нальчане проиграли и ни разу не поразили ворота хозяев поля. К сожалению, неприятная традиция была соблюдена и на этот раз.
     В равной игре "до гола" преуспели хозяева поля. Хотя стоит признать, что забитый мяч не совсем логичный - Хомич с Кисенковым не разобрались, Джудович проиграл на втором этаже Климову, а Корниленко нужно было просто попасть в створ ворот.
     Был голевой момент, завершившийся взятием ворот и у нальчан. Но боковой арбитр усмотрел у Кантемира Берхамова положение вне игры.
     Перед матчем шестого тура против "Амкара" спартаковцы оказались в очень сложном положении. С пермяками нужно играть только на победу. А оборона "Амкара" наравне с "Рубином" - самая непробиваемая в лиге (1 пропущенный мяч в пяти играх). Задача сверхсложная, но вполне выполнимая.
Виктор Шекемов


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2009 © "Газета Юга"
E-mail: south@kbrnet.ru
www.gazetayuga.ru